Последние записи

«Самолет летит на скорости 850 км/ч, а государство думает со скоростью одна мысль в два месяца» - Экономические новости

Два московских аэропорта «Внуково» и «Домодедово» жили мирно. Каждый из них занял свою нишу: «Внуково» развивало сеть внутренних перевозок и привлекало низкобюджетные авиакомпании, а «Домодедово» соперничало с государственным аэропортом «Шереметьево» за желтую майку лидера отрасли, переманивая ключевых перевозчиков и наращивая пассажиропотоки. Но рухнувший в прошлом году альянс авиаперевозчиков «ЭйрЮнион» рассорил «Внуково» и «Домодедово»: теперь между ними завязалась судебная тяжба. «Домодедово» предъявило иск почти на 1 млрд рублей к «Внуково» по поручительству за «ЭйрЮнион». «Внуково» поручилось за пикирующий альянс, по сути попав в чиновничью ловушку. Ведь об этом одолжении аэропорт попросили такие серьезные люди как министр транспорта Игорь Левитин, мэр Москвы Юрий Лужков и функционеры «Ростехнологий». Устно, разумеется. Теперь чиновники как бы ни при чем, и «Ростехнологии», которым правительство поручило решать проблемы «Эйрюниона» и даже выдало на это деньги, решать проблемы кредиторов не спешат. Суды первой и второй инстанций приняли сторону «Домодедово», однако кассационная инстанция отменила эти решения и вернула дело на новое рассмотрение. В интервью Экономические новости первый заместитель гендиректора ОАО «Аэропорт Внуково» и его совладелец Виталий Ванцев, возглавлявший антикризисный штаб по ситуации с «ЭйрЮнионом», рассказал, что он думает о долгах своего аэропорта перед «Домодедово», проекте «Росавиа», госрегулировании отрасли и сотрудничестве с правительством Москвы. В этом интервью Ванцев резко критикует руководство «Домодедово», и мы предложили представителям компании отреагировать на обвинения в ее адрес. Но пресс-служба «Домодедово» от комментариев отказалась. Случайный долг | Странный суд | Назад в 90-е | Понятия vs закон | Проблемный клиент | Заснувший акционер | Жизнь без «Росавиа» | Окно в Европу | Робкие чиновники | Конкуренты-бездельники | В партнерстве с Лужковым СЛУЧАЙНЫЙ ДОЛГ - Как вышло, что аэропорт «Внуково» оказался должен «Домодедово» деньги за «ЭйрЮнион»? - Аэропорт «Домодедово» отказался обслуживать рейсы «ЭйрЮнион», и было решено, что компании альянса переходят в аэропорт «Внуково». С 3 сентября прошлого года мы готовились к переводу рейсов. Нам на это нужно было четыре дня - до 7 сентября, а «Домодедово» в очередной раз остановило обслуживание этих компаний. Министр транспорта Игорь Левитин тогда сказал мне примерно так: «Слушай, пусть «Внуково» даст «Домодедово» поручительство за «ЭйрЮнион». У «Ростехнологий» было перед ними обязательство с 12 августа. Вот вы свою гарантию с этого же числа им сделайте, а мы потом вам из бюджета деньги вернем». Мэр Москвы Юрий Лужков согласовал все это с главой «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым. Ну, думаю, раз все всё согласовали, то вопросов нет, и мы дали это поручительство. - Вам согласовали на бумаге или на словах? - На словах. Но никто из них, включая Игоря Левитина, не пытается уйти в сторону и сказать, что Ванцев не прав, и такого не было. Итак, поручительство мы выдали сроком действия с 12 августа по 7 сентября 2008 года. За этот период «Домодедово» оказало компаниям «Домодедовские авиалинии», «Красноярские авиалинии» и «Самара» услуг, по нашим данным, на 114 млн рублей. И уже 5 сентября мы заплатили эти деньги, про которые, кстати - интересная вещь, - сейчас домодедовцы говорят: мол, это вы нам за другое заплатили. За что другое мы могли заплатить, для меня загадка: никаких других взаимоотношений с ними у нас нет. - И теперь они требуют с вас почти миллиард рублей. А он откуда взялся? - «Домодедово» ведь что сделало - 7 сентября, уже после того, как мы дали поручительство, появляется двухсторонний документ между аэропортом «Домодедово» и двумя авиакомпаниями. В нем перевозчики признают за собой весь долг, накопленный с марта месяца. Больше того, они не только признают этот долг, они еще и существенно ухудшают наши условия как поручителя. То есть, если раньше договоры были в рублях, то теперь по «Красэйр» и «Домодедовским авиалиниям» они фиксируют сумму в евро, а мы ведь понимаем с вами, что с евро происходит? Я говорю: «Ребята, ну это уже как-то совсем…" И все это без согласования с нами. Мы не руководили «Красэйр», «Домодедовскими авиалиниями» и «Самарой», не знали, что творилось с [руководителями альянса «ЭйрЮнион» Борисом и Александром] Абрамовичами и их менеджментом, их тогда никто вообще не мог найти.

СТРАННЫЙ СУД

- Кто со стороны авиакомпаний альянса «ЭйрЮнион» подписывал документы? Там же в какой-то момент менеджмент отстранили от управления.

- Менеджмент отстранили 15 сентября, когда авиакомпании уже летали из «Внуково». Там же вся идея некоторых товарищей заключалась в том, чтобы создать нам проблему. Ведь что происходило: часть людей, по сути, саботируя, отказывалась выполнять команды и полеты. То есть, фактически, мы сделали для авиакомпаний все, чтобы они могли выполнять полеты из «Внуково». Но экипажи просто не приезжали, не хотели летчики из «Внуково» лететь, и говорили: вы нам пригоните самолет в «Домодедово», и мы оттуда выполним рейс. Когда это началось, мы, конечно, отстранили руководство. Но прежде они подписали бумагу «Домодедово», не согласовав с нами. Ведь в статье 367 Гражданского кодекса черным по белому написано: если без согласия поручителя изменены существенные условия договора, которые ухудшают положение поручителя, то поручительство считается прекращенным. Точка. Это - как по закону. А теперь - как по понятиям: ребята, мы договаривались об услугах, оказанных с 12 августа по 7 сентября, а не о выставленном счете, никак не связанном с договоренностями. И все это понимают одинаково, кроме «Домодедово».

- Суд первой инстанции понял это так же, как «Домодедово».

- Суд первой инстанции, хочу сказать, вообще интересно себя повел. Ни одного нашего документа он не принял. Больше того, он верил, - суд первой инстанции, представляете какая штука - верил на слово «Домодедово». Почему говорю, что на слово, потому что, когда в кассации у них запросили документы, акты, счета взаиморасчетов, их не оказалось в деле. На вопрос «Где же они?» домодедовский адвокат сказал: «А мы их забрали». Хорошо, говорит судья, где отметка, что вы их забрали? А нет отметки о том, что они их забрали. Когда мы на заседании потребовали, чтобы эти документы предъявили, нас даже как будто не услышали.

- Вы что, хотите сказать, что они подкупили судей?

- Это не я сказал. Но, как минимум, решения странные. На это и обратила внимание кассационная инстанция; наверное, квалификация судей там гораздо выше и ответственность больше. Судья в кассации просто задавала нормальные вопросы: «Ну, слушайте, тут же русским языком написано, что поручительство действует на услуги, оказанные с 12 августа по 7 сентября. Так почему предъявлены счета в реестре от марта, апреля месяца?». А они говорят: «А мы так договорились с руководством компании». Это аргумент по такому поручительству? Мы поручались за одно, нам выставляют другое.

НАЗАД В 90-Е

- Представим, что вы проиграете это дело. Будете платить, да?

- Мы люди законопослушные. Но я уверен, что разум восторжествует. На нашей стороне справедливость и закон. А если мы проиграем, то, выходит, из этого государства уезжать нужно всем подряд, это значит, что у нас нет никакого закона, и мы возвращаемся в 90-е.

Сегодня, конечно, нет такого: помните, люди в кожаных куртках с большими бейсбольными битами приезжают на предприятие, и там меняется хозяин. Рейдерство никуда не делось из нашей жизни, но оно теперь больше связано с манипуляцией законом. Другое дело, насколько закон сработает или не сработает. Первая и вторая инстанции судов принимают, как правило, сторону рейдеров - это к вопросу о коррупции, а суды высшей инстанции принимают, как правило, совершенно противоположные решения. Именно поэтому некоторые рейдерские захваты не проходят.

- За примерами далеко ходить не нужно. Ваш коллега из «Домодедово» Дмитрий Каменщик в интервью журналу SmartMoney оценивал попытку Росимущества отобрать у него терминал именно как попытку рейдерского захвата.

- Верно. Но смотрите: тогда правда ведь была на стороне государства. Все понимают, что в 90-е годы люди взяли плохой актив и реконструировали его. Даже оставляю сейчас в стороне моменты, про которые многие коллеги говорят: дескать, они-то, конечно, реконструировали, но за счет каких средств? Средств от контрабанды, и все же об этом знают. Но можно было позаниматься контрабандой, деньги в карман положить и уехать. Правда же? Но они эти деньги вложили в аэропорт. В принципе, государство, в конце концов, прикрыло на это глаза и сказало: «О'кей, не будем пересматривать приватизацию». Государство поступило в данном случае по понятиям, а не по закону. Но, на мой взгляд, теперь коллеги из «Домодедово» думают, что им можно все. Особенно в судах и с помощью судов. Самое главное ведь, что они этого даже не скрывают. В феврале этого года, когда мы с ними встречались, они мне четко дали понять: «Ну что ты! Суды наши. Вам ничего не светит в судах. Лучше давай по-хорошему: сразу заплатите и все». Я говорю: «Да ладно!». На тот момент думал, что не может быть так все печально, нас ведь тоже не в огороде нашли.

- С кем вы в «Домодедово» такие диалоги вели?

- С обоими. С [председателем наблюдательного совета группы «Ист Лайн»] Валерием Коганом и [председателем совета директоров группы «Ист Лайн»] Дмитрием Каменщиком. Приезжал к ним в «Домодедово».

ПОНЯТИЯ VS ЗАКОН 

- Как, по-вашему, должна разрешиться ситуация с долгами «ЭйрЮнион»?

- Я знаю, какая позиция была бы у меня, окажись я на месте «Домодедово». Есть три компании [альянса]: в «Красэйр» и «Домодедовских авиалиниях» 51% принадлежит государству. В «Самаре» у государства было 40%, все остальное контролировали братья Абрамовичи. Вот по «Красэйру» и «Домодедовским авиалиниям», возможно, надо бы государству расплатиться. Другой вопрос: государство аэропорту «Домодедово» простило терминал и закрыло на все глаза. Я бы в такой ситуации на месте этих людей вообще бы не поднимал этот вопрос и сказал бы: «Ну да, давайте зафиксируем 1:1». Это нормальный бизнес-подход: вы нам простили терминал, а мы не требуем денег за «ЭйрЮнион».

- Но это опять какой-то разговор по понятиям получается. У нас что, иначе совсем никак нельзя бизнесом заниматься?

- Думаю, что в нашей стране, учитывая, что происходило в 90-х, мы очень долго будем еще вынуждены говорить по понятиям, а не по закону, и постоянно возвращаться к прошлому. К сожалению. Вот смотрите, если разговаривать без понятий, то тогда у нас была бы ситуация совсем другая. Государство в прошлом году должно было сказать: «Никаких понятий, у нас же закон. Отобрать «Домодедово»!». И тогда сегодня государство в лице возвращенного ему аэропорта «Домодедово» должно было бы предъявлять иски своим же компаниям «Красэйр», «Домодедовским авиалиниям» и «Самаре»; а господ Когана и Каменщика не должно было бы быть в «Домодедово» - это без понятий, это то, что называется, де-юре. Но государство проявило разума в разы больше, чем коммерсанты. И раз коммерсантам пошли навстречу по терминалу, то они вообще не должны были бы останавливать полеты «ЭйрЮнион». В июле 2008 года государство принимает решение в их пользу. Президиум Высшего арбитражного суда…

- Минутку. Президиум Высшего арбитражного суда и государство как собственник - это несколько разные вещи.

- Суд - это тоже государство, одна из ветвей власти. Мы же понимаем, что решение Высшего арбитражного суда по «Домодедово» - это было решение во многом и политическое. Подобные вопросы не могут не обсуждаться на самом высоком уровне. Вполне вероятно, что и в этом конкретном случае было учтено мнение первых лиц государства. Ведь вопрос был судьбоносный не только для «Домодедово», но и для российской экономики в целом, для которой реституция домодедовского т

каталог

дойки com

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272, 273, 274, 275, 276, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 283, 284, 285, 286, 287, 288, 289, 290, 291, 292, 293, 294, 295, 296, 297, 298, 299, 300, 301, 302, 303, 304, 305, 306, 307, 308, 309, 310, 311, 312, 313, 314, 315, 316, 317, 318, 319, 320, 321, 322, 323, 324, 325, 326, 327, 328, 329, 330, 331, 332, 333, 334, 335, 336, 337, 338, 339, 340, 341, 342, 343, 344, 345, 346, 347, 348, 349, 350, 351, 352, 353, 354, 355, 356, 357, 358, 359, 360, 361, 362, 363, 364, 365, 366, 367, 368, 369, 370, 371, 372, 373, 374, 375, 376, 377, 378, 379, 380, 381, 382, 383, 384, 385, 386, 387, 388, 389, 390, 391, 392, 393, 394, 395, 396, 397, 398, 399, 400, 401, 402, 403, 404, 405, 406, 407, 408, 409, 410, 411, 412, 413, 414, 415, 416, 417, 418, 419, 420, 421, 422, 423, 424, 425, 426, 427, 428, 429, 430, 431, 432, 433, 434, 435, 436, 437, 438, 439, 440, 441, 442, 443, 444, 445, 446, 447, 448, 449, 450, 451, 452, 453, 454, 455, 456, 457, 458, 459, 460, 461, 462, 463, 464, 465, 466, 467, 468, 469, 470, 471, 472, 473, 474, 475, 476, 477, 478, 479, 480, 481, 482, 483, 484, 485, 486, 487, 488, 489, 490, 491, 492, 493, 494, 495,


Похожие записи:
  1. Сага об «АвтоВАЗе» (IV) - Экономические новости
  2. Стефано Колетти выиграл спринтерский заезд венгерского этапа GP2. Новости автоспорта Кольцевые гонки и ралли
  3. Стоимость нового Mercedes Benz CLS начинается с 71 300 долларов. Новинки мирового авторынка
  4. Страшное ДТП на Харьковщине: 7 погибших, 6 – до сих пор в больнице. Дорожно-транспортные происшествия (ДТП)
  5. Форма декларации об объекте недвижимости открыта для обсуждения
  6. Государство поможет застройщикам с разрешительными процедурами
  7. Россия уступает свое место Евросоюзу - Экономические новости